Интервью Максима Дмитриева сайту Вести.Ru

Последние два года в жизни Российского авторского общества выдались непростыми: разногласия внутри организации, недовольство со стороны авторов, финансовые скандалы, смена руководства. О том, с какими проблемами сейчас сталкивается организация, и что делается для их решения, в интервью сайту Вести.Ru рассказал генеральный директор РАО Максим Дмитриев.

– Скоро будет два месяца, как вы встали у руля. Чем вас встретило РАО? Что особенно поразило?

– Вы знаете, есть такое выражение: “Забивать гвозди микроскопом”. В РАО есть очень грамотные и талантливые специалисты, но их, по каким-то неведомым причинам, погружали в болото бумажного документооборота, склок и интриг внутри коллектива, полного отсутствия понимания общего процесса работы организации. Более того, руководство на системной основе изживало из коллектива тех, кто проявлял инициативу или же имел свое мнение по поводу рационализации и оптимизации работы. Именно это ужасающее отношение к сотрудникам, пожалуй, поразило более всего.

– Какие проблемы были выявлены после первичного изучения действующей системы в РАО?

– Если попытаться нарисовать картину ситуации в РАО крупными мазками, то я бы выделил три основные группы проблем.

В первую очередь, это слабая автоматизация рабочих процессов, что привело к формированию запредельно большого штата сотрудников. Значительная его часть занималась буквально “перекладыванием бумажек”.

Очевидно, что раздутый штат сотрудников – это огромный фонд оплаты труда. Прибавьте сюда многочисленные многомиллионные платежи по сомнительным основаниям в пользу явно фиктивных контрагентов. Сюда же стоит отнести оплату проведения концертов или просто благотворительные пожертвования в пользу отдельных авторов. Таким образом, второй пласт проблем можно обозначить термином “жизнь не по средствам”.

Третий, и, пожалуй, самый проблемный блок — это система распределения авторского вознаграждения. Последние годы организацию обвиняли в полной непрозрачности этого процесса и, как следствие, у широких масс возникло желание заглянуть в карманы к авторам — мол, давайте опубликуем в Интернете, кто сколько получил.

Попробую вкратце изложить суть применявшейся в РАО методики. Распределение вознаграждения было автоматизировано. Применялись две информационных системы: ЕИС и база на основе системы UNIX. Однако эти системы не приспособлены к обмену данными между собой.

Распределение авторского вознаграждения за публичное исполнение и сообщение в эфир музыкальных произведений осуществляется по отчетам пользователей и на основании статистических данных. По “статистике” — вне зависимости от предоставления пользователем отчета – распределялось все авторское вознаграждение за любые случаи публичного исполнения, кроме “живых” концертов, спектаклей, капустников, новогодних елочных и театрализованных представлений, цирковых и иных подобных представлений. Очевидно, что из-за такой практики страдали, прежде всего, авторы, чьи произведения средне и мало популярны, а также региональные авторы.

Часть денежных средств, поступившая в РАО, как с отчетами, так и без отчетов, распределяются по “статистике” по двум моделям: по образцам и по рейтингу. Распределение по образцам основано на итогах распределения по отчетам — из всех введенных в систему отчетов формируется один большой отчет. Распределение по рейтингу — самая странная и самая непрозрачная часть деятельности РАО. Если построчное распределение и распределение по образцу все же основано на отчетах пользователей и в целом отражает, пусть и частично, реальную картинку использования произведений авторов, то при распределении по рейтингу не использовалось вообще никаких объективных данных. Со слов сотрудников РАО, оно было основано на подготовленных некими непонятными лицами по заказу РАО сведениях об использовании произведений конкретных правообладателей.

– Какие основные сложности выявлены в ходе аудита финансово-хозяйственной деятельности?

– С точки зрения финансово-хозяйственной деятельности основные проблемы в РАО были связаны с хаосом в финансовом планировании и абсолютной непрозрачностью при расходовании средств. Совершенно очевидно, что многолетняя практика латания дыр в бюджете организации за счет безвозвратных заимствований из средств авторского вознаграждения не могла не привести к образованию огромной “дыры” в балансе.

По результатам деятельности на 31 декабря 2015 года РАО имело накопленный убыток на сумму более 940 миллионов рублей. Этот убыток складывался из убытка по коммерческой деятельности — около 548 миллионов рублей — и перерасхода отчислений на комиссию РАО — почти 394 миллиона рублей. Убыток по коммерческой деятельности связан с некими потерями по операциям купли-продажи валюты, а также с формированием невозвратных долгов контрагентов. Перерасход средств отчислений на комиссию РАО связан с превышением расходов на содержание аппарата управления над общей суммой полученных отчислений. К концу 2015 года средний ежегодный убыток РАО составлял 200 миллионов рублей.

При этом на 31 декабря 2015 у РАО перед авторами образовалась задолженность в 4,4 миллиарда рублей, в то время как денежных средств на выплату авторского вознаграждения на счетах РАО оставалось лишь 1,6 миллиарда рублей. То есть, к концу 2015 года РАО имело невыполнимое обязательство перед авторами на общую сумму 2,8 миллиарда рублей. Очевидно, что на конец 2016 года ситуация стала только хуже.

– Понятно, что после аудита будут проводиться некоторые изменения в работе РАО. Что уже сделано и что планируете в среднесрочной перспективе?

– Первоочередная задача – оптимизация расходов и избавление от непрофильных активов, постоянно генерирующих убытки. Речь идет и об избавлении от парка дорогостоящих автомобилей, и о реализации объектов недвижимости, и о возврате весьма сомнительного характера инвестиций, сделанных руководством РАО за последние годы. Средства будут направлены на погашение заимствований из средств авторского вознаграждения, то есть мы сможем уменьшить “дыру” в балансе.

В отношении заключенного руководством РАО через АО «Сервисно-эксплуатационная компания» инвестиционного договора на сумму 650 миллионов рублей с ЗАО «КФГ Инвест» вероятнее всего придется обращаться в суд для взыскания средств. Дело в том, что в начале июня 2016 года АО «СЭК» заключило инвестиционный договор о вложении 650 миллионов рублей в разработку Чибьюского нефтяного месторождения в Республике Коми, принадлежащего ООО «Ухтагеонефть». РАО были предоставлены заемные средства для выполнения этого договора.

Часть средств была перечислена ЗАО «КФГ Инвест», а в декабре 2016 года задолженность компании перед АО «СЭК» была трансформирована в долгосрочный договор займа. Так как речь идет о средствах авторского вознаграждения, ведь АО «СЭК» является 100-процентой дочерней компанией РАО и никаких источников дохода не имеет, то мы будем добиваться незамедлительного возврата этих средств в РАО.

При оптимизации расходов также огромное значение будет иметь реформирование системы сборов вознаграждения.

– Не так давно в РАО был запущен сервис “Личный кабинет”. Планируете ли внедрять еще какие-либо новые технологичные решения?

– В середине января этого года мы запустили сервис “Личный кабинет правообладателя” и сразу получили множество откликов от наших авторов. Уже к середине этого года сервис станет частью единого программного контура РАО. Правообладатели смогут не только видеть детализацию начислений авторского вознаграждения, но отслеживать в режиме онлайн использование своих произведений, а также регистрировать, редактировать и обновлять каталоги.

Для будущего РАО огромное значение имеет реформирование системы распределения авторского вознаграждения. Прежде всего, необходимо автоматизировать процесс получения отчетов пользователей. Кроме того, мы ведем переговоры с телерадиокомпаниями о переходе на электронную форму отчетности и планируем привлечь специалистов для контроля полноты предоставляемых сведений. К середине 2017 года мы планируем внедрить целостный программный контур, который будет включать в себя систему управления правами, систему управления сборами и распределения вознаграждения, b-2-b сервис FonMix и, конечно, личный кабинет правообладателя.

– Рассматриваете ли вы изменение кадровой политики как один из шагов на пути к повышению эффективности деятельности РАО?

– Мы много говорим сейчас об автоматизации и внедрении новых технологий, но я убежден, что человек всегда остается центральной фигурой. Именно поэтому одним из приоритетов своей работы я вижу формирование трудового коллектива из специалистов, которые не только обладают опытом в сфере авторских прав, но и стремятся сделать ее лучше, современнее, удобнее для всех ее участников. И самое главное: сотрудники РАО должны помнить, что это они работают для авторов, а не авторы приходят к ним в качестве просителей.

– У РАО довольно разветвленная сеть филиалов и представительств. Как планируете работать с регионами?

– Филиальная сеть РАО имеет большое покрытие, но обладает и значительным количеством проблемных зон. Корни эти проблем тянутся из периода, когда ВААП трансформировалось в РАО. При смене общих принципов организации экономики РАО сохранило “плановый” подход к формированию региональной сети сборов вознаграждения. Это предопределило дотационный характер работы этой системы – в филиалах до сих пор работает значительное количество штатных сотрудников, которые помимо заработной платы получают еще и вознаграждение в виде процентов от сборов авторского вознаграждения.

Выходом из этой ситуации является переход на агентский принцип формирования региональной сети. Кроме того, дополнительный синергетический эффект может быть получен за счет объединения собирающей сети с коллегами из ВОИС. Обладатели авторских и смежных прав могли бы экономить на расходах по сбору вознаграждения, если бы в их интересах действовала единая собирающая сеть.

– Планируете каким-то образом расширять географию деятельности РАО?

– Недавно РАО присоединилось к предложению наших коллег из ВОИС и совместно с другими российскими обществами по коллективному управлению авторскими и смежными правами выступило инициатором создания Евразийской конфедерации обществ правообладателей. С этой инициативой мы обратились в общества из стран ЕврАзЭС и других стран, которые в силу культурных и экономических причин тесно взаимодействуют с российскими правообладателями. Мы получили практически единодушную поддержку, и сейчас идет рабочий процесс согласования учредительных документов. Полагаю, что уже в этом году такая конфедерация будет создана.

– Планируете ли вы налаживать сотрудничество с другими обществами (РСП приостановило отношения с РАО в прошлом году)?

– В России действует четыре аккредитованных государством организации по коллективному управлению авторскими и смежными правами. На мой взгляд, любой конфликт между этими организациями идет во вред правообладателям. Такой же подход и у коллег из ВОИС, РСП и УПРАВИС. Совместно мы намерены сформировать сбалансированную и эффективную систему коллективного управления, которая будет базироваться на сильных сторонах каждой из организаций. В РАО традиционно хорошо поставлена работа по регистрации музыкальных произведений и каталогов, в ВОИС — очень эффективная система сборов вознаграждения, РСП сформировал сильную систему сбора и анализа статистических данных. Мы исходим из того, что работа каждой организации должна быть более узкоспециализированной.

– 28 апреля состоится внеочередная конференция РАО. Какие решения планируется принять по итогам?

– На конференции будет заслушан доклад по итогам завершения ФБК Grant Thornton аудита деятельности РАО за 2014-2016 годы, а также подготовленные нами предложения по преодолению кризисных явлений в деятельности организации. Речь пойдет о проведении реорганизации через выделения “токсичных” активов и пассивов. Еще одним значимым вопросом станет расширение состава авторского совета РАО. Мы стремимся вовлечь в работу всех, кто имеет активную позицию и взвешенные предложения по улучшению работы организации.

Источник: www.vesti.ru